Рейдерство с человеческим лицом  2504 прочтений:

23-Jun-2016 09:30

Считается, что любой проект по указке кремля живет на дотациях и силовых структурах. Большой брат внимательно бдит за тем, чтобы любые региональные проекты, которые были инициированы сверху выполнялись строго согласно замыслу, а представителей развиваемых регионов вежливо просят отодвинуться, чтобы кремлевские саженцы могли беспрепятственно пилить пришедшие под эти замыслы бюджеты. Но, по-видимому, не все люди, составляющие кремлевский актив, умеют только брать и тратить, прикрываясь силой. Для кого-то нужно только указать, в каком направлении действовать, а что делать они и сами знают и никакой помощи, а уж тем более силовой поддержки им для этого не нужно. Сегодня я бы хотел рассказать читателю историю о том, почему экономика гораздо более страшное оружие, чем армия или полиция. Почему-то таких историй в прессе очень мало, хотя происходят они повсеместно. Может быть это потому, что читателю более интересно узнавать о чужих провалах, чем о чужих успехах?

 На пресс-конференции в центре Международной торговли в декабре 2014 года Владимир Владимирович Путин отметил, что «У нас есть свои безалкогольные напитки, их нужно продвигать. Но делать это нужно не директивно, нельзя никого прогонять с рынка. Но мы будем помогать отвоевывать национальный рынок». Эта, казалось бы, неопределенная фраза, положила начало бурной деятельности по срочному восстановлению региональных производителей безалкогольных напитков, которых еще не успели приобрести западные холдинги.

 Так в один из крупнейших заводов советского времени по производству кваса и газированных безалкогольных напитков «Байкальские воды», который ныне действует под управлением компании ООО «Торговый дом «Светлана»», обратился российский предприниматель, владелец ряда предприятий фармацевтической, косметической, транспортной и строительной отраслей Мартынов Никанор Игоревич, имеющий репутацию, если не откровенного рейдера, то по меньшей мере, решительного бизнесмена, который очень не любит делиться властью. Господин Мартынов сообщил руководству завода, что по поручению федеральных властей намерен вывести региональное производство безалкогольных напитков на новый уровень и, поскольку его финансирование практически не ограничено, то он предлагает во избежание конкуренции в разных весовых категориях, отдать завод под управление его команды за право владеть миноритарной долей акций восстановленного завода.

 Сказать, что исполнительный директор небольшого, но очень старого предприятия «Байкальские воды», Степанов А. Н., был удивлен таким внезапным «щедрым» предложением, это не сказать ничего. «Нам предлагали отдать 80% своего завода просто так, сообщали об этом ультимативным тоном, и мы, как будто, должны были радоваться такому развитию событий. Я был настолько поражен наглостью этого предложения, что не сразу нашелся, что ответить. Господин Мартынов же не думал слушать мои возражения, сообщил, что со мной свяжутся касательно деталей сделки и повесил трубку» - рассказывает Степанов.

 То, что началось после этого более всего напоминает события булгаковских романов. На следующий день на завод прибыла одна пухлая папка с документами, а еще через день другая. В первой папке был полный комплект документации для перехода права собственности и управления заводом новым хозяевам без каких-либо гарантий текущему владельцу, а во второй комплексный план развития предприятия с указанием объема финансирования и его источников, договоренности о намерениях с поставщиками нового оборудования, дистрибьюторами, партнерами. Фактически новый менеджмент провел заочно работу по планированию и обеспечению экономической поддержки предприятия на 5 лет вперед с огромным размахом и в строгом соответствии со стандартами. У команды Мартынова на это ушло 2 дня, в то время, как обычно на подобную работу требуется как минимум полгода.

 Пока руководство ТД «Светлана» и управляющий завода недоумевали, зачем захватчикам было присылать готовый план развития предприятия, который никто не запрещал заводу использовать самостоятельно, пришла последняя папка — роковая. Толи для большего мистицизма, толи как проявление специфического чувства юмора Никанора Игоревича, эта последняя папка была черной и кожаной, в то время как две другие были, обычными белыми папками. В ней был идентичный по качеству и размаху план развития завода с нуля на незанятом участке в 300 метрах от завода «Байкальские воды». Расклад был вполне ясен без дополнительных комментариев — либо вы с нами, либо вы против нас. Завод уже много лет работал на грани убыточности, а слово «инвестиции» его руководители слышали только из телепередач. 20% в успешном предприятии смотрелись совсем не так плохо на фоне альтернативы — банкротство завода, быстро проигравшего конкуренцию.

 Решающим аргументом послужило то, что по заводу пополз слух о том, что управление собирается принять на себя Мартынов, а многие работники, не получали зарплату по несколько месяцев и уже и без того поговаривали о смене руководства. Они уже кое-что знали из СМИ о деятельности этого молодого и энергичного предпринимателя, а благодаря социальным сетям быстро связались с другими работягами, в чью жизнь подобным образом ворвался Никанор Игоревич. От них коллектив узнал, что им предстоит, с одной стороны, переход на стандарты управления предприятием ISO9000, увольнения всех нелегалов, пьяниц и бездельников, а с другой стороны, значительное увеличение зарплаты, премии, поощрения и человеческое отношение, которого они так давно уже не знали на своем заводе.

 Анатолий Николаевич, директор завода, понял, что если они не согласятся на условия Мартынова, то не только его клиенты, но и его сотрудники всем составом уйдут на новый завод, и сделал самое правильное, что он мог сделать в сложившейся ситуации. Он уведомил владельцев «Байкальских вод», что если они не передадут добровольно 80% акций завода холдингу Никанора Игоревича Мартынова, то он подаст в отставку и сам пойдет работать к нему на завод, хоть завхозом.

 Дальнейшие события носили уже бюрократический характер и происходили за закрытыми дверьми. Но после недолгого торга, в котором Никанор Игоревич не уступил ни процента, сделка была заключена, завод стал одним из его многочисленных активов, а другие акционеры, несмотря на уменьшившуюся в 5 раз долю уже в ближайшем квартале получили в несколько раз большие дивиденды с завода.

 Вот так, когда сверху дается команда развивать, пока одни начинают выпрашивать подачки, другие берут и развивают. Был ли это рейдерский захват? Судите сами. Но несмотря на то, что имя Мартынова часто ассоциируют с силовыми структурами, никаких классических атрибутов рейдерства в виде мускулистых молодых людей с сосредоточенными лицами, армии юристов, купленных представителей власти и прочего на территории завода не было. Было торжество капитализма, когда на смену немощной старине пришла могучая молодость, и неспособным пришлось подвинуться, чтобы дать дорогу талантам. Я бы сказал, что если это «рейдерство», то я за то, чтобы рейдерам ставить памятники и выдавать ордена за службу отечеству.

Автор: Независимый политический обозреватель Черняк М.

Print article