«Автограф времени» - 59. Юность Василия Верещагина.
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"
Опубликовал Ziv от 03.12.2007
Череповецкий помещик Василий Васильевич Верещагин записал в своей "памятной книжке": "1842 года, 14 октября, в семь часов вечера родился сын Василий". Род Верещагиных терялся в веках, но знатностью и богатством не отличался.
Все это был средний служилый люд, да и сам Василий Васильевич-старший дослужился в сенате лишь до чина коллежского асессора, вышел в отставку, поправил дела женитьбой на богатой невесте Анне Николаевне Жеребцовой и три трехлетия подряд избирался предводителем дворянства в Череповецком уезде.
Имея характер спокойный, рассудительный, флегматичный даже, но упорный, он уживался со своей красивой женой, нервной, раздражительной, вспыльчивой. Он не мешал ей зачитываться французскими романами, а когда пошли дети, предпочитал сам их воспитывать, боясь, что Анна Николаевна, безудержная на ласку и на гнев, испортит их. Детей была дюжина, а остались в живых семеро. Сыновей - четверо. Николай. Василий. Сергей. Самого младшего звали Александром.

Ребенком Вася Верещагин был болезненным, но резвым, от отца ему досталось упорство, от матери впечатлительность, самолюбие и вспыльчивость. Но лучшее из качеств человеческих - совестливость привила ему няня Анна Ларионовна. Он любил ее больше всех на свете, больше отца, матери и братьев, а она покрывала его проказы, выгораживала перед родителями, выхаживала, когда болел. Василий с восторгом всматривался в образа во время церковных служб, перед любой литографией или картиной млел и терялся. То ли в шесть, то ли в семь лет срисовал с платка своей няни картинку - тройку лошадей преследуют волки. И волки, и стреляющие в них седоки, и деревья, покрытые снегом, получились у него так хорошо, что няня, отец, мать и многие приезжие дивились и хвалили маленького художника, но никому и в голову не пришло, что это может оказаться его призванием, что не худо бы дать ему художественное образование. Ему, сыну столбовых дворян, записанных в 6-ю родословную книгу, сделаться художником? Позор!

Семи лет Васю Верещагина отдали в царскосельский кадетский корпус. Вставать по барабану, молиться по сигналу, есть по команде, ни шагу не делать без строя, получать розги в наказание за проступки. У гордого мальчика хватило способностей, чтобы стать лучшим по успехам, избегать наказаний, быть первым по чину в своем классе. Он овладел французским и английским языками, увлекался книгами по русской и военной истории.
Потом был Морской корпус, где Верещагин из месяца в месяц получал по всем предметам высший балл - 12. Начальство отметило его характер и наклонности присвоением воинского звания унтер-офицера.
Он плавал на пароходе “Камчатка”, фрегатах “Светлана” и “Генерал-адмирал” за границу, побывал в Копенгагене, Бресте, Бордо и Лондоне, где в Музее восковых фигур удивился малому росту императрицы Екатерины 2, изображавшейся на портретах всегда стройной и высокой. Это удивление потом переросло у него в негодование на историков, живописцев и писателей, извращавших истину из лести.

После плавания на “Генерал-адмирале” его признали “весьма способным к морской службе” и назначили фельдфебелем гардемаринской выпускной роты, сделав самым старшим и уважаемым кадетом Морского корпуса. А он, получив в полное свое распоряжение большую и светлую комнату и некоторый досуг, развесил на стенах гипсы и с увлечением занялся рисованием. Он и прежде брал уроки у художников, но теперь появилась возможность ходить в Рисовальную школу петербургского Общества поощрения художников. Ради школы Василий Верещагин отказался от кругосветного плавания. По его примеру братья-кадеты Сергей и Михаил - тоже стали ходить в Рисовальную школу.

Ему было семнадцать лет, когда в корпусе состоялись выпускные экзамены, которые принимала представительная комиссия во главе со знаменитым адмиралом Федором Петровичем Литке. Самый молодой на своем курсе, Верещагин набрал высшую сумму баллов - 210. У второго ученика было всего 196. Но, к ужасу наставников, тотчас после производства Верещагин подал в отставку. Морское ведомство не хотело расставаться с лучшим из выпускников корпуса. Отец пригрозил лишить его всякой денежной помощи, пророчил голодное, нищенское существование. Но Верещагин был непреклонен. Он настоял на своем, и 11 апреля 1860 года его произвели “в прапорщики ластовых экипажей с увольнением от службы за болезнью, согласно его просьбы”. И он тотчас поступил в Академию художеств.

( Дмитрий Жуков. Из русских биографий. Художник Верещагин и генерал Скобелев.- Роман-газета, 2004, №9.)