Уральские черепане
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"

На протяжении нескольких веков уломское железо, выплавляемое из местной болотной руды, или как его еще называли - Уломский уклад, имело широкий спрос у кузнецов России. А плавили это железо зимой. Весной, летом и осенью рабочий люд крестьянствовал. Сегодня как-то принято разводить хлебопашество и железоделание по разным углам. А в 18 и 19 веках в наших краях эти занятия не делили. Уломские крестьяне называли болотную руду "грязью" или "железной землей". Отношение у них к железу было сходным с отношением к земле, из которой оно выплавлено.

Болотная руда - это отложения бурого железняка на корневищах болотных растений. Железа в ней содержится не более 40 процентов. Пережженную руду вместе с древесным углем через открытый верх насыпали в специальные конусные печи-домницы. Вмещалось обычно полтора-два пуда руды. После варки железа домница разламывалась, из нее досталась горячая крица, укладывалась на наковальню и проковывалась. Получалось мягкое, так называемое опарошное железо, дальнейшая перековка и закалка которого давала сталь. Домница за сезон обычно выплавляла от семидесяти пяти до ста пятидесяти пудов железа.

С ростом в восемнадцатом веке уральских заводов значение железоделания на болотной руде начинает постепенно падать. Но разве каждую железину, необходимую в любом крестьянском хозяйстве, повезешь с Урала? Поэтому железо и сталь продолжали у нас варить и ковать почти до 20 века. Друг А.Н.Радищева, путешественник Петр Иванович Челищев в 1791 году писал: "Неподалеку от границы, где Белозерский уезд кончается и начинается округ Устюжны железной, каждый крестьянин сам собой плавит небольшими штуками железо. Делают из него недорогую сталь и куют всякие нужные для крестьян припасы, и то железо продают своим и по ярмаркам других городов купцам и крестьянам".

Хороших мастеров у нас было много. После отмены крепостного права число крестьянских домниц в Уломе, вокруг Череповца исчислялось сотнями. А кузниц, плющильных и разрезных заводов перевалило за тысячу. В конце девятнадцатого - начале двадцатого века Улома почти перестала выплавлять собственный металл - богатые рудные болотины края истощились. И Урал, обрастая заводами, просил слать ему из наших мест все больше и больше мастеровых людей, разумеющих в рудничном деле и в кузнечном ремесле. В истории Вологодчины это был, пожалуй, первый массовый отток сельского населения в промышленность. Так что значительная часть кадровых потомственных рабочих Урала, если разобраться, - выходцы из уломских и устюженских земель.

Так, на Выйском заводе трудились знаменитые русские механики Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы - отец с сыном. Они изобрели и построили немало самых разнообразных установок, станков и машин, в том числе и паровых. Им принадлежит честь постройки в 1833-1835 годах первой в России железной дороги с паровой тягой. В 1839 году на Петербургской выставке демонстрировалась модель паровоза Черепановых. Существует предположение, что предки талантливых механиков были вывезены из наших мест.

Действительно, и сегодня в Череповце и его округе фамилия Черепанов очень распространена (жители города до сих пор зачастую сами себя зовут "черепанами").

Естественно, не всякий уломский рудознатец горел желанием перебраться на Урал. Таких старались заманить хитростью. Просили, к примеру, съездить на время, точно на отхожий промысел, а обратно не отпускали. При этом разрушались семьи, дети оставались без отцов. Иные помещики вообще предпочитали с мужиками не церемониться: насильственное переселение - и все. Но такое обращение в горнорабочие неожиданно натолкнулось на мощный отпор. Так, в 1811 году заводчик А.И.Яковлев купил у княжны Дашковой селения с крепостными в Уломской волости Череповецкого уезда. Более двухсот самых крепких мужиков (вне зависимости от семейного положения) было отобрано в Уломской вотчине для отправки на Холуницкие заводы. Крестьяне, не желавшие менять место жительства, попросту взбунтовались.

На подавление бунта была выслана воинская часть под командованием полковника Гуткевича и майора Шайдарова. Между солдатами и крестьянами завязался настоящий бой, в котором полегли десятки крестьян, полковник был ранен. В 1813 году восстали крестьяне помещика Собакина в селе Гришкине Череповецкого уезда. На расправу прислали отряд башкир. Несколько крестьян было убито, остальные разорились от насилия башкир, простоявших здесь целый год. Упорное сопротивление насильственному переселению встревожило правительство. Вопрос обсуждался Комитетом министров, о нем докладывалось царю. В конце концов, принудительная мобилизация была запрещена.

А. Брагин. На Шексне, у заветного камня. - Череповец, 1995.