Череповчане и новгородское ополчение 1812 года
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"

"Неприятель вступил в пределы наши и продолжает нести оружие свое внутрь России, надеясь силою и соблазнами потрясти спокойствие великой сей державы", - такими словами начинался манифест императора Александра I, подписанный им 6 июля 1812 г. и обращенный "ко всем сословиям и состояниям, духовным и мирским".

Манифестом от 6 июля дворянству поручался сбор ополчения. В своем собрании дворяне каждой губернии должны были определить количество крепостных, направляемых в ополчение, а также выделить средства на обеспечение их снаряжением и запасом продовольствия. Командный состав ополчения также формировался из представителей дворянского сословия.

К этому времени многие череповецкие дворяне уже служили офицерами регулярной армии (в том числе поэт К. Н. Батюшков), а крестьяне - нижними чинами. Один из героев войны 1812 года - уроженец деревни Ботово Абросим Никифоров был награжден за храбрость Георгиевским крестом. Формирование ополчения в Новгородской губернии началось 19 июля сразу после получения с нарочным царского манифеста. В губернии власти даже вынуждены были отменить выборы на должности в государственных и дворянских учреждениях, “поелику тамошние дворяне все почти поступили на службу в ополчение...”

В состав Новгородского ополчения вошли представители Белозерского, Кирилловского, Устюженского и Череповецкого уездов, бывшие тогда частью Новгородской губернии. Основу ополчения составили крепостные крестьяне. Они охотно шли в ратники, рассчитывая на то, что, согласно широко распространенному тогда в крестьянской среде убеждению, после войны получат освобождение от крепостной неволи. Что касается критериев отбора в ополчение, то наряду с добровольцами, согласно общинному характеру рекрутской повинности и существовавшей системе очередности, основанной на учете рабочей силы каждой семьи, необходимое количество ополченцев добиралось за счет очередников, а также тех лиц, которые в чем-либо провинились перед обществом.

Среди городских сословий в вопросах формирования и снаряжения ополчения существовало своеобразное распределение ролей. Согласно существовавшему законодательству, купечество освобождалось от рекрутской повинности, поэтому в ополчение от городских обывателей выбирались главным образом представители мещанства и цеховых.

Основная же часть денежных и натуральных пожертвований на военные нужды поступила от купцов. На нужды ополчения жителями губернии было пожертвовано 200 тыс. рублей. От Череповецкого уезда в составе ополчения находилось 1059 крестьян и 16 дворян - отставных офицеров: подполковник Никифор Николаевич Курманалеев; штабс-капитаны Андрей Андреянович Чапыжников и Иван Максимович Ступишин; поручики - Борис Герасимович Селиванов, Павел Иванович Иванов, Петр Андреевич Чуровский, Дмитрий Васильевич Березников, Федор Алексеевич Семенов; подпоручики - Андрей Ильич Жемчужников, Александр Федорович Юшков, Александр Анисимович Перфульев, Иван Андреевич Чуровский; гвардии прапорщик Матвей Кононович Демьянов, а также - титулярный советник Осип Михайлович Воронов.

Какой-то особой формы одежды для ополченцев не полагалось, хотя попытки ввести некоторое единообразие в их обмундировании все-таки предпринимались. Было прописано: “Пешие воины сохраняют свое крестьянское платье, но не длиннее иметь кафтаны одного вершка за колено. Сапоги черные с такими голенищами, чтобы в осеннюю и холодную погоду сверх шаровар оные надевать могли, и должны быть так просторны, чтоб каждой в зимнее время мог обертывать ноги в суконные онучи. Кафтаны должны быть такой ширины, дабы под оной мог надевать каждой человек овчиной полушубок. Фуражку на голове суконную. Форма фуражек полагается всем одинаковая, но на каждой из них иметь выбитой из медной латуни крест с изображением на оной вензелевого его императорского величества имени и с надписью “За Веру и Царя”. Каждый пеший воин должен иметь один ранец, и в оном одну рубаху, холстинные портки, рукавицы с теплыми варежками, пару портянок, суконные онучи и запасные сапоги. Сверх иметь сухарей на трое суток”.

Новгородское ополчение боевое крещение получило в сражениях за Полоцк. Шесть дружин участвовали в боевых действиях в составе армии П. X. Витгенштейна. В донесении о взятии Полоцка П. X. Витгенштейн отметил успешные действия ополченцев: “К восхищению всех дрались с таким отчаянием и такой неустрашимостью, что ни в чем не отставали от своих товарищей старых солдат, а особенно отчаянно действовали колоннами на штыках”.

Сражения под Витебском, Борисовом, Смоленском и Чашниками, при р. Березине, взятие Кенигсберга - таковы вехи боевого пути Новгородского ополчения. После падения в январе 1814 г. Данцига ополчения были распущены и вернулись домой.    Начальник бригады полковник Д. П. Десятов был награжден орденом Святой Анны 2-ой степени и золотой шпагой с надписью “За храбрость”.

Командир сотни ополченцев, штабс-капитан А. А. Чапыжников отмечен орденом Святой Анны 3-ей степени. После окончания военных действий, понеся серьезные потери, ополченцы вернулись в родные места. За заслуги перед Отечеством все они были награждены серебряной медалью на андреевской ленте. Череповецкий уезд встречал героев летом 1814 (12 офицеров и 226 солдат). Ополченцев-крестьян после чествования сдали обратно под расписку их помещикам.

Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. - М., 1962