«Автограф времени» - 47. 80-е годы. «Трасса» и частная торговля
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"
Опубликовал Ziv от 29.08.2007
Во второй половине 80-х годов 20 века, чтобы открыть в городе свой бизнес (тогда это называлось кооперативным движением) нужно было получить разрешение от руководителя предприятия, требовалась характеристика с места работы, заявление в горисполком и, при положительном ответе, желающий мог посвятить себя индивидуальной трудовой деятельности.
В конце 80-х коммунистическая партия обязывала власти на местах выдавать кредиты для организации кооперативов. Можно было даже приехать из другого региона, получить “энную” сумму и скрыться. “Пропавших” почти не искали, практически никто из них не был наказан. Это стало одним из путей получения и формирования первоначального капитала.
 
Еще одним направлением была торговля водкой. “Борьба” с пьянством, начатая при Горбачеве, переросла в истерию на грани глупости. На юге страны вырубались столетние виноградники, исчезло натуральное вино, водка стала продаваться по талонам. Но от этого спрос не уменьшился. И сразу же появилась “левая” водка. В торговлю активно включились таксисты. Бизнес сразу же назвали – “трасса”. Конкуренции между таксистами не было, торговали они почти в “открытую”. Но за один раз продавали не более 2-х бутылок, т.к. если проверяла милиция, то ответ был один – “для личного пользования, разрешено”. Водка, естественно, продавалась по двойному номиналу. К торговле подключились цыгане, вьетнамцы, бабушки. Почуяв большие деньги, к “трассе” потянулся сначала криминал, а потом – спортсмены.
 
К концу 80-х самоуправству на “трассе” был положен конец. В городе сформировалось несколько групп “хозяев”, которые контролировали свой район торговли. Их было около шестидесяти. “Третейским” судьей “трассовиков” стал ныне уже покойный уголовный авторитет Берс. Порядок взаимодействия был четким. “Хозяин” занимался поиском поставщиков водки, продавцов, распределял деньги и контролировал процесс конкуренции. Каждая проданная бутылка приносила около 10 рублей чистой прибыли. По тем временам это были большие деньги. Хозяину доставалось около 60 процентов. Продавцы водки работали за процент от выручки – рубль с бутылки. Один рубль с бутылки уходил группе прикрытия, участники которой следили, чтобы у торговцев не отбирали водку и вообще – за порядком на точке. Чаще всего этим занимались спортсмены. Оставшаяся сумма шла на оплату “крыши” и на взятки милиционерам. Общий оборот водки у всех хозяев составлял около 14 000 бутылок в месяц Суммарная прибыль около 140 000 рублей или до 2 500 рублей на каждого. После расчета с поставщиками, продавцами и группами обеспечения хозяину оставался “навар” до 2 000 рублей.

Откуда появлялась водка? Из магазинов, от экспедиторов винно-водочных заводов. Половина всей продаваемой на “трассе” водки была местной. Остальную завозили из других регионов. К концу существования “трассы” появилась и “катанка”, которую чаще всего привозили из Курска, а потом освоили и собственное “производство”. Года через два работа на “трассе” стала далеко не безоблачной. И хозяину, и продавцу приходилось постоянно рисковать. В любой момент могли задержать, а приговор по статье “Спекуляция” мог достигнуть 15-летнего срока. Правда, к такому сроку никто не был приговорен. Как правило, наказывались руководители магазинов и экспедиторы. Их просто снимали с работы. Громких уголовных дел не было. Приговор трассе в 1989 году был подписан постановлением правительства о разрешении частного предпринимательства. Теперь любой человек мог торговать чем угодно. Мелкая торговля водкой рухнула сразу. Более крупные торговцы перешли на легальный бизнес. Но борьба за лидерство на легальном рынке была сложной и не всегда мирной. В тюрьме умер уголовный авторитет Берс, на воле – Фрол. В октябре 1997 года был убит известный предприниматель Сергей Шовкун. Наверное, он был самым известным “водочником”, который имел солидные накопления, пытался ограничить поступление водки из других регионов России и упорядочить работу алкогольного рынка.

А частная торговля продолжала мощно развиваться. Еще в 70-е годы в районе Панькино (там, где улица Чкалова) процветала “барахолка” Там можно было купить практически все. Близость двух столиц позволяла предприимчивым торговцам удовлетворять запросы череповчан. “На хлебушек хватает”, - говорили они. В 90-е годы из них появились так называемые “челноки”, которые стали ездить в Европу, Турцию и наполняли город товаром. Наиболее удачливые стали нанимать продавцов, открыли собственные небольшие магазинчики, а “барахолка” из Панькино переехала в центр города, на территорию бывшего продовольственного, а когда-то сенного рынка. Снесенные за ветхостью деревянные павильоны освободили место небольшой автомобильной стоянке, а на остальном пустыре закипела торговая жизнь, первоначально совершенно копировавшая старую “барахолку”.

(История Череповца. Очерки с древнейших времен до наших дней - Череповец, 2006 г.).