«Автограф времени» - 39. Череповецкие купцы в конце 18 века.
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"
Опубликовал Ziv от 28.08.2007
К 1780 году, через три года после образования города и уезда, в Череповце сложилось купеческое сословие, а к 1795 году численность купцов 3-й гильдии увеличилась более чем в 3 раза - с 29 до 89 человек, что составляло 29 семей. Капитал, необходимый для зачисления в третьегильдейское купечество, соответствовал 1005-1100 рублям на семью.
Общая сумма всего объявленного капитала в городе равнялась 29 285 рублям. По официальным данным годовой торговый оборот череповецкого купечества составлял 6200 рублей. Эти официальные данные, естественно, занижены, так как выручка только одного купца Василия Никифорова была более 7 тысяч рублей в год, а торговая операция по продаже барок братьями Красильниковыми приносила от 300 до 600 рублей от сделки. Череповецкие купцы продавали: железоскобяные и войлочные изделия, ткани, сельскохозяйственные продукты, барки. Закупали мыло, свечи, вино, ширпотреб в других регионах. Торговали на ярмарках, проходящих ежемесячно, не только в Череповецком, но и в соседних уездах. В "Книге выдачи купечеству" за 1797-1798 годы зафиксировано, что в 1797 году было выдано два паспорта, а 1798-м - пять. Все паспорта, кроме одного, выданы представителям трех купеческих семейств - Красильниковым, Волковым и Никифоровым.
Из 29 семей, проживавших в Череповце в конце XVIII столетия, пять носили фамилию Красильниковы. Первыми в списке значатся братья Евдоким Иванович и Василий Иванович. Далее следуют по списку Артемий Федоров сын Красильников и Назар Красильников. Отчество Назара устанавливается по материалам следственного дела "О перепродаже барок", проведенного дворянским заседателем Быковым из Рыбной слободы. В "Деле..." содержатся сведения о том, что Артемий и Назар были двоюродными братьями, Назар назван Григорьевым. Указан также их возраст - 47 и 49 лет. Главой пятой семьи Красильниковых считался Артемон Меньшой. Это он получил потому, что был младшим братом Евдокима и Ивана. Фамилия Красильниковых неоднократно встречается в судебно-следственных материалах.

Желание получить наибольшую прибыль порой вело к нарушению купеческой этики. Например, договорившись с рыбинским купцом Шангиным о продаже трех барок за 320 рублей, Назар и Артемий Красильниковы, не раздумывая, аннулируют сделку, как только появилась возможность выручить за них 790 рублей. Это привело к судебному разбирательству, которое закончилось в пользу братьев. В приходо-расходных книгах Успенской Нелазской церкви единственными череповецкими купцами, поставляющими товары этой церкви, были все те же Красильниковы. В записях 1794-1795 годов встречаются имена Алексея (сына Артемона) и Артемия с сыном Кириллом. Общая сумма проданных Красильниковыми вещей (прежде всего свеч) в 1794 году - 36 рублей, в 1795-м - 80 рублей.

Вторым по численности среди череповецких купеческих семей был род Волковых - Емельян, Федор и Аким. Третьими - значатся Коровины. Все эти династии были коренными жителями Череповца (точнее, тех сел, из которых вырос город). Возможно, к числу "коренных" купцов принадлежали также Василий Никифоров и Петр Ларионов. Никифоров потому, что занимал доходную должность винного смотрителя (а "варягу" ее едва ли доверили бы), Ларионов благодаря тому, что несколько лет занимал выборные должности в магистрате Череповца, а в 1796-1798 годах был бургомистром. Следует также назвать Семена Солодовникова, из устюжских купцов, Василия Федрова, из мещан, Петра Васильеа, из поповых сыновей. Кроме того, в списке купцов значится Матвей Рождественский. Его фамилия говорит о происхождении из духовного звания или о выходце из села Рождествено. Численность купцов в те годы часто менялась. Например, уменьшение на 10 человек в 1795-м по сравнению с 1792 годом объясняется тем, что из купечества в мещанское сословие, значит, разорились, выбыло сразу три семьи. Но Красильниковы, Волковы и другие будут известны вплоть до 1917 года.

(Е. Шалашов. Череповецкое купечество в конце 18 века. – Литературно-художественный историко-краеведческий “Московский журнал”, №8, 1992.)