"Автограф времени" - 4. Устав благочиния.
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"
Опубликовал Ziv от 03.05.2007
В 1782 году был опубликован "Устав благочиния или полицейский", который регламентировал полицейские структуры в городах империи. Согласно "Уставу" при городовом магистрате Череповца появилась Управа благочиния.
Городская управаУправа вела следствие по уголовным делам и разрешение дел о кражах на сумму не выше 20 рублей. Если сумма оказывалась выше, то рассмотрением дела занимался суд. Надо сказать, что 20 рублей по тем временам – очень солидная сумма. Семья из 4-5 человек могла жить на нее почти целый год. Во главе управы благочиния находился городничий.

Первым городничим Череповца был помещик села Шухтово Федор Чекмарев. Ему подчинялась полицейская часть и ратманы. В Череповце было две полицейские части и два частных пристава. Название “частный пристав” произошло от выражения “приставленный к части города”.

В подчинении у частных приставов находилось 10 квартальных надзирателей, каждый их которых надзирал за городским кварталом (по 50 домов на каждого). В управу входил также ратман, который обязан был наблюдать за городской торговлей: следить за порядком на ярмарках и взимать налоги. Должность ратмана - выборная. Его обязанности исполняли наиболее влиятельные купцы. На главных дорогах при въезде в город были установлены караульные будки. Здесь производилась запись въезжающих в город, проверялись документы, грузы, взимались пошлины.

Караульную службу несли сами горожане. Для этого их обеспечивали соответствующим инвентарем: рогатками, дубинами и трещетками. В документах Череповецкого магистрата можно найти немало интересных дел. Например, рыбинский купец Гаврила Шангин жалуется в Рыбинский нижний суд на череповецких купцов-братьев Красильниковых. Шангину удалось сторговать у братьев три барка за 100 рублей. Он заплатил задаток. Но братья нашли покупателя, который предложил более крупную сумму. Задаток же не вернули. Во время судебного разбирательства Красильниковы не отрицали, что они сторговались с Шангиным и взяли у него задаток. Но, расторгнув сделку, они вернули деньги. Рыбинский суд не смог установить истину и, не мудрствуя лукаво, передал материалы в Череповец. В Череповце же решили: раз истину не установить, то оставить все как есть. Но постановили: впредь подобные сделки должны фиксироваться на бумаге.

В 1862 году вместо городничих правлений в уездных городах, были созданы полицейские управления, возглавляемые исправниками. Город поделился на 2 участка (граница по Воскресенскому проспекту). Во главе каждого – полицейский надзиратель, имеющий в подчинении 6 городовых.

Городовые старались служить исправно. Так, в январе 1906 года из амбара череповецкого мещанина Павла Алексеева были украдены вещи на сумму 68 рублей. Подозреваемых в краже не было. Как следует из рапорта уездному исправнику, “старший городовой Федор Смирнов негласным путем узнал, что кражу совершили крестьянин деревни Измайлово Воронинской волости Иван Васильев Смирнов и крестьянин д. Пача Пачевской волости Николай Егоров Ганичев. Оба крестьянина были задержаны. Вещей при них не обнаружено, а в содеянном они не сознались. Был найден ломовой извозчик, который был свидетелем, как Смирнов с Ганичевым закапывали в снег какие-то вещи. Вещи обнаружили в указанном месте”. Вещественные доказательства, рапорт – и подозреваемые были переданы судебному следователю.

Встречаются и довольно забавные расследования. Крестьянка деревни Себры Федотово-Раменской волости Акулина Феофанова заявила, что 25 февраля 1907 года она шла из Череповца с вещами – 5 кофточек, 5 казачков, 6 юбок, всего на 37 рублей 20 копеек. Ее догнали розвальни, в которые был запряжен сивый мерин. В розвальнях сидели незнакомые, но хорошо одетые мужчина и женщина. Она попросила, чтобы ее подвезли. Мужчина отказался ее подвести, но согласился взять вещи. После того, как она положила узел с вещами в розвальни, незнакомец хлестнул лошадь и уехал. Больше своих вещей она не видела.

Основными преступлениями того времени были, говоря казенным языком, злостное хулиганство и мордобой. Очень редко случались самоубийства – 1-2 раза в год на весь уезд. Люди верили в бога, а самоубийство – это не просто тяжкий грех – смертный грех.

(Шалашов Е.В. “Череповецкая милиция: история и современность”, - Череповец, 2003).