"Автограф времени" - 2. Хлебосольство.
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"
Опубликовал Ziv от 03.05.2007
К концу 19 века Череповец стал крепким уездным городом, который окружало множество деревень, образующих волости: такие как, Череповский барак, Андогская, Ягановская, Даргунская, Воронинская, Петриневская, Богословская, Починковская, Пачевская, Шухободская, Нелазская, Чаромская и другие.
Этнографы отмечали, что наши земляки плечисты, плотны, коренасты и, как любой трудолюбивый народ, «отличаются значительным здоровьем и выносливостью. Росту выше среднего, коренасты (попадается немало и стройных фигур), глаза голубые или серые (есть и черные глаза), со светлыми или темно-русыми волосами и с такой же бородою, а иногда почти льняного цвета.
 
То есть, ясно различаются 2 типа: в одном угадывается темноволосое лицо славянина, в другом типе проглядывает светловолосая голова финна. Волосы мужчины стригут под скобку, но бороду - никогда. Замужние женщины и девицы отпускают косы, но, тогда как девицы носят косы свободно, то замужние завивают их спиралью в клубок и завязывают тесемками». Так же отмечалось, что черепане, как и все новгородцы, отличаются хлебосольством.

Угостить гостя каждый считал своей непременной обязанностью. Особенно это проявлялось на деревенских праздниках. Тут, что называется, «вались комар и муха!». Родственник, сосед, приятель, знакомый, незнакомый – любой мог прийти. Угощенье готово, двери раскрыты для всех. В какую-нибудь деревушку, имеющую 10-20 дворов, иногда собирались сотнями представители окружающих деревень и ходили толпами из избы в избу. И везде ели и пили. А хозяева только и успевали принимать гостей: хозяин сажал гостей за стол, угощал, занимал разговорами и в промежутке покрикивал на хозяйку, чтобы она переменила блюдо. Хозяйка безостановочно бегала в летнюю избу, клеть, чулан, к печи за новой сменой еды. Ни хозяин, ни хозяйка никогда за стол с гостями не садились, в противном случае это воспринималось бы оскорблением по отношению к пришедшим.

Когда толпа наестся, напьется, то идет в следующий дом, а на смену ей садится другая толпа, уже давно стоящая в избе и ждущая своей очереди. Бедные хозяйки поднимались рано утром и хлопотали без отдыха до самой полуночи. Праздновали так от трех до семи дней.

Чтобы угостить такую уйму народа, нужно было и запастись соответственно. Зажиточные крестьяне обычно варили ведер 30 пива, покупали ведро водки. К празднику запасали килограммов 20 рыбы, на мясо кололи теленка или ягненка. Пекли: на день - два решета оладий, решето блинов, 50 ржаных пирогов с картофелем, гречневой и гороховой мукой, 20 пшеничных пирогов с рыбой, пирогов 5 с черникой, яйцом и рисом. Варили: студень, холодное из рыбы, уху, щи мясные, кашицу, грибы; картофельную, гречневую, овсяную, пшеничную кашу; ржаной, гороховый, овсяный, картофельный кисель. Жарили картофель, яичницу, мясо и рыбу в лотках. Подавали на стол сначала оладьи, блины, затем похлебки, студень, каши и затем все остальное без разбора. Гость, сидящий за столом, должен был съесть все, что подадут, иначе оскорбит хозяина.

А иногда подавали с подковырками: например, могут принести рыбу настолько пересоленную, что ни откусить, ни проглотить ее невозможно – во рту все начинает гореть. У людей победнее и угощение было попроще: водки - четверть ведра, пива - ведер пять, поменьше пирогов из белой муки и так далее. Вот такие они были «череповецкие» праздники!

(«Вестник Новгородского Земства» за 1900 год; «Словарь уездного Череповецкого говора», 1910 г. – сост. М.К. Герасимов, Литературно-художественный историко-краеведческий «Московский журнал», №8, 1993 г.).