Мологский край
Разделы : История края

Трагедия одного из самых удивительных и благодатных уголков Мологско-Шекснинского междуречья - Мологского края началась в 30-х годах прошлого века. Грандиозный проект под названием "Большая Волга", предусматривающий создание на великой реке нескольких огромных водохранилищ, подписал смертный приговор Мологе и 600 деревням. Рыбинское водохранилище поглотило не только 600 деревень, 140 церквей и 3 монастыря, но и почти 300 местных жителей, не захотевших покидать родные места и заживо погребенных под водой.

14 апреля 1941 года закрылись последние пролеты Рыбинской плотины и началось заполнение низинных пространств между реками Молога и Шексна, которые должны были превратиться в Рыбинское море. Полвека апрельская дата оставалась только днем рождения Рыбинского моря. Теперь это день памяти Мологи. Сняты фильмы, открыт музей Мологского края в Рыбинске. Несуществующий город стал местом притяжения для многих людей.

Более 60 лет прошло с тех пор, как было создано Рыбинское водохранилище, затоплены земли Мологско-Шекснинского междуречья. Но до сих пор эта "рана" на теле земли и душах переселенцев, именуемых себя мологжанами, не дает им покоя. Они просят возродить свой Мологский уезд, город Мологу существовавшие 700 с лишним лет.

Точно неизвестно, когда наши предки-славяне появились на территории бывшего Мологского края. Но первое летописное упоминание об этих местах относится к 1149 году в рассказе о междоусобной войне великого князя киевского Изяслава Мстиславовича с князем владимиро-суздальским Юрием Владимировичем по прозвищу Долгорукий.

С середины XII века началось возвышение Северо-Восточной Руси под управлением Андрея Боголюбского. Он способствовал более быстрому развитию этого края. Росли города, сюда шло население с юга, теснимое кочевниками. Чем менее сильным становился Киев, тем более развивалась владимиро-суздальская земля. Уже тогда здесь были такие крупные города, как Ростов, Суздаль, Галич, Кострома, Ярославль, Молога. Если посмотреть на карту, то это современные Ярославская и Владимирская области. В то время это была колыбель Российского государства. Историки до сих пор спорят о причинах исхода русских людей с юга на север. Ясно, что это не было случайным явлением, здесь проявились объективные закономерности в формировании великорусского народа.

Впервые город Молога упоминается в летописи от 1207 года при разделе Владимиро-Суздальского княжества на уделы великим князем Всеволодом Большое Гнездо (младшим братом Андрея Боголюбского). Он отдал Мологский удел своему старшему сыну ростовскому князю Константину. Если напомнить, что в традиции тогда было отдавать крупнейший удел старшему сыну, то станет понятно значение Мологи.

В 1218 году Константин отдал Мологу, Ярославль и Ростов сыну Всеволоду, который стал основателем рода князей ярославских. Молога в связи с этим потеряла статус самостоятельного княжества и вошло в состав Ярославского.

Торг в Мологе быстро рос и когда ему не стало хватать места в самом городе, то он переехал на обширный луг в 30 километрах от Мологи. Здесь и была в течение двух веков (XIV-XVI) крупнейшая русская ярмарка. А известные историки Костомаров и Троицкий её называли даже "всемирной". Здесь бывали, - по словам лучшего исследователя русской истории С.Соловьёва, - "немцы, поляки, литовцы, греки, армяне, персияне, итальянцы и допускавшиеся тогда для внутренней торговли только в один Холопий городок татары и турки". Большое внимание уделил этой ярмарке и другой корифей отечественной истории Н.Карамзин, отмечавший, что ярмарка продолжалась 4 месяца и была по преимуществу меновой. Обменивались, - как он писал в своей "Истории Государства Российского", - "шитые одежды, ткани, ножи, топоры, посуда на "сырые" произведения русского края, особенно на меха". Масштаб ярмарки был таким, что по судам купцов можно было переходить через широкое русло реки Мологи с одного берега на другой как по мосту. В лучшие годы сбор пошлин с ярмарочной торговли в казну составлял 180 пудов (почти три тонны!) серебра. Судя по тому, что одних питейных заведений было 70, здесь не только широко торговали, но и широко гуляли, отмечая заключённые сделки.

Последние сведения о Мологе перед революцией относятся к 1914 году. При населении в 5054 человека в городе было 870 деревянных и 54 каменных дома. Молога была в те времена типичным уездным городом со всеми положенными ему по штату заведениями, а именно: 2 гимназии (мужская и женская); высшее реальное училище; 2 приходских школы; больница на 35 коек; амбулатория; аптека; даже кинотеатр "Иллюзион"; почтово-телеграфное отделение; детский приют и 2 богадельни. Город славился прекрасными церквями. Самая старая из них была Вознесенская, кладбищенская Всехсвятская, Воскресенская. А в центре города на базарной площади, друг против друга стояли два замечательных памятника архитектуры - Богоявленский собор и Пожарная каланча. Последняя примечательна тем, что построена по проекту ярославского архитектора А.М.Достоевского - брата великого писателя. Ещё одной достопримечательностью стала открытая в 1888 году первая в России гимназическая школа. Работали в городке винокуренный, костомольный, клееваренный и кирпичный заводы, а также завод по производству ягодных экстрактов.

Была своя неповторимая особенность в крае - это знаменитая на всю Россию Молого-Шекснинская пойма. При весеннем разливе эти реки сливались в огромную пойму. Когда вода медленно уходила, то на лугах оставался плодородный ил, благодаря которому травы ежегодно давали невиданные урожаи. Здесь с трёх укосов собирали по 8 миллионов пудов сена, что обеспечивало обильным кормом многочисленные стада. Сельское хозяйство здесь было такой продуктивности, которая под стать современной Голландии или Франции. Сено из этих мест на рынках Москвы и Петербурга считалось лучшим. Вывозилось оно и за границу. Но основная его часть шла на нужды русской армии. Поголовье в уезде составляло 100 тысяч голов скота, из них 25 тысяч лошадей. Маслодельни производили 480 тонн сливочного масла, причём высшего сорта. Такого масла сейчас не получают, несмотря на все ультрасовременные технологии, т.к. уже нет былого разнотравья. Недаром ещё с дореволюционных времён и до сих пор в Европе любое топлёное сливочное масло называют русским.

Многие годы мало кто знал о том, как около 50 лет назад велось строительство Волго-Камского каскада ГЭС. В результате принятого волевого решения были затоплены тысячи километров земли, переселены десятки тысяч человек. Сотни людей предпочли переселению смерть в родном доме, а город Молога и Мологский уезд были стерты с географической карты СССР. Когда-то в Мологском крае любили отдыхать семьи Мусиных-Пушкиных, Куракиных, Волконских. Теперь земля с более чем семисотлетней историей находится на дне Рыбинского водохранилища.

В последние годы руководство Ярославской области разрабатывает ряд шагов по частичному восстановлению Мологского края. Намечено последовательное осуществление нескольких этапов: воссоздание мологской административной территории; организация национального парка "Молога"; разработка идеи основания города Новая Молога. Безусловно, создание национального парка, превращение части территории Некоузского и Брейтовского районов в туристический край может способствовать экономическому возрождению старинного края, организации экологически чистого, по словам советника губернатора Ярославской области по экологии Владимира Лукьяненко, ведения сельского хозяйства. Учитывая, что именно здесь встречается более половины редких и исчезающих видов растений и животных, доказать необходимость и закономерность создания национального парка "Молога" будет нетрудно, как и внести административно-территориальные изменения.

Мологе не суждено было стать Градом Китежем или русской Атлантидой, навсегда погрузившихся в пучину вод. Ее судьба страшнее. Глубины, на которых находится город, в соответствии с сухой инженерной терминологией называются "исчезающе малыми". Уровень водохранилища колеблется, и приблизительно раз в два года Молога показывается из воды. Обнажаются мощение улиц, фундаменты домов, кладбище с надгробиями. И приходят мологжане: посидеть на развалинах родного дома, посетить отеческие могилы. За каждый "низководный" год этот город-призрак платит свою цену: во время весеннего ледохода лед, как терка, скребет по дну на мелководье и уносит с собой материальные свидетельства прошлой жизни...