«Автограф времени» - 78. Политическая крамола в Череповце.
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"
Опубликовал Oleg от 28.05.2008
15 января 1902 года в Мюнхене вышел очередной номер социал-демократической газеты "Искра". В этом номере в разделе "Из нашей общественной жизни" была напечатана корреспонденция "Крамола в Череповце", в которой описывались "беспорядки" в учительской семинарии, находящейся в маленьком уездном городке Новгородской губернии.
Волнение среди учащейся молодежи возникло в знак протеста против произвола директора семинарии, который перехватил письмо, адресованное группе семинаристов. Из этого письма директор “узнал о существовании у воспитанников семинарии литографированного журнала “Голос” и тайной “общей библиотеки”. Возмущенные этим поступком семинаристы выпускного класса отказались заниматься и покинули здание семинарии. Администрации учебного заведения удалось ликвидировать эту забастовку: 4 семинариста были исключены, а остальных участников протеста лишили стипендий.

18 сентября Череповецкий уездный исправник вызвал в полицейское управление 4-х исключенных из семинарии учеников и предложил им немедленно покинуть Череповец. Сообщая об этом новгородскому губернатору, исправник отмечал: “…из всего обстоятельства заметно, что в семинарии среди учащихся в третьем классе, ученики которого готовятся кончить курс и поступить в сельские учителя, и во 2-м классе какое-то дурное настроение, последствием чего нельзя ожидать хорошего исхода”.
 
Но удивителен другой факт: ни местные власти, ни администрация семинарии даже не подозревали, что в этом учебном заведении существует революционный кружок марксистского толка. Как свидетельствуют документы департамента полиции, вообще “до 1901 года сведений о противоправительственной деятельности в Новгородской губернии в департамент полиции не поступало”. И сразу же после этих событий, 20 сентября 1901 года, в городе на Верхней улице случился пожар. В этот же день местная полиция, выявляя причины пожара, провела осмотр печей и труб. И при обследовании одной из квартир, где жили ученики семинарии, была “найдена в бане спрятанная там папка с бумагами, среди которых оказались: письма, заметки, рукописи, рукописная книга, записная книжка ученика Захара Иванова, тетрадь его рукописи, два экземпляра подпольного литографированного журнала “Голос”.

Немедленно все эти материалы, как имеющие политическое направление, были переданы представителю череповецких жандармских властей, который в ночь с 20 на 21 сентября совместно с исправником произвел обыск трех ученических квартир. Обыск выявил существование организованной семинаристами на свои средства особой общей библиотеки. Был изъят ряд запрещенных книг и несколько экземпляров журнала “Голос”.

Об обнаруженном в Череповце “противоправительственном сообществе” было незамедлительно сообщено Новгородскому губернскому жандармскому управлению, в департамент полиции и командиру корпуса жандармов, попечителю петербургского учебного округа, царскому министру народного просвещения генералу Ванновскому. Следствие велось жандармами при участии начальника новгородского губернского жандармского управления и ряда других крупных царских чиновников, которые выехали для этой цели в Череповец. О ходе следствия регулярно информировались министры внутренних дел и народного просвещения. К следствию были привлечены выпускники семинарии – учителя начальных череповецких школ: Капустин, Виноградов, Фролов и др. (всего 10 человек), а также большая группа учащихся семинарии. Всего к дознанию привлекалось около 40 человек. В результате был арестован и выслан К. Г. Капустин. Ученики выпускного класса семинарии без свидетельств о законченном образовании были направлены в уездные школы. За ними, а также за всеми выпускниками семинарии 1899 – 1901 годов, был установлен негласный надзор полиции. И каждый год по итогам этого надзора составлялись ведомственные отчеты. Так, в своем отчете за 1904 год Новгородский губернатор констатировал: “В большинстве земских школ преподавательский персонал, вышедший из Новгородской и Череповецкой учительских семинарий, совершенно не удовлетворяет своему назначению. Проникнувшись еще в семинарии воззрениями крайних политических партий, учителя земских школ стараются привить такого же рода воззрения и детям. Некоторые же из них прямой своей задачей считают не столько дело обучения вверенных их попечению детей, сколько пропаганду противоправительственных идей”. Царь Николай II, прочитав это донесение, отчеркнул цитируемое место и написал: “Это зло необходимо искоренить”.  Но было поздно это делать.    Шел 1905 год... И новая волна революционных выступлений захлестнула череповецкую семинарию уже в октябре этого года.
 
(М. Г. Хитарян. Революционное движение в Череповецкой учительской семинарии. Очерки по истории народного образования в Череповце. Выпуск 1, Ленинград, 1970).