«Автограф времени» - 11. Череповецкие лоцманы.
Разделы : Персональная рубрика "Автограф времени"
Опубликовал Ziv от 21.05.2007

Когда новгородский наместник граф Яков Сиверс представил на высочайшее рассмотрение императрицы Екатерины Великой указ об открытии города Череповца, население его составляло 538 человек. И долгое время Череповец оставался малоприметным городком, почти селом.

До середины 19 столетия он ничем не отличался от других уездных городов. Церкви, торговые ряды, лавки, питейные заведения, на краю - тюремный острог. В общем, город наш был в то время жалкий, грязный и жил только луком да ситником, кои продавались лоцманам и коноводам на берегу реки Шексны. Въезжать в город с перевоза на Шексне было почти невозможно из-за крутого подъема и непролазной грязи. В ненастное время этот путь был почти не доступен ни лошади, ни пешеходу. На Воскресенском проспекте перед торговыми рядами купцы сушили сено, а нижние улицы служили для таборов цыган. Городничий с несколькими помещиками составляли исключительно интеллигентный передовой слой. Водочный откупщик был самым видным представителем промышленности. Люди жили тихо, спокойно, незатейливо.

На ЩекснеМимо города по Шексне шли суда. Лишь немногие из них останавливались для закупки “жизненных припасов”. Вниз суда шли своим ходом и под парусами. Вверх, сквозь вязкую воду, их протаскивали бурлаки, пугавшие окрестных жителей, особенно детей, своим разношерстным видом; да лошади с коноводами, оставлявшие за собой зловонную болезнь — сибирскую язву. Коневоды имели очень дурную репутацию своими самовольными покосами, потравами, а главное, пожарами в окрестных лесах во время остановок. Деревенские мальчишки часто кричали им вслед: “коноводы-плуты потеряли кнуты, коноводы-дураки потеряли кулаки”.

Но постепенно жизнь в городе стала пульсировать. Многие череповецкие купцы начали вести значительную торговлю железом и железными изделиями с Петербургом, Ригой, Москвой, Ярославлем, Нижним Новгородом, Киевом и Ростовом-на-Дону. Из Уломской волости они поставляли в больших количествах гвоздь - строительный, лодочный и сапожный, косы, наковальни, лопаты, втулки, подковы, кованые котлы. В деревне Совала Харлам Богданов ковал знаменитые ковши до восьми пудов весом, которые шли просто нарасхват. Из деревень Коротово, Жидихово, Игнатово везли плуги, веялки, молотилки. Большой Двор и Ботово специализировались на производстве топоров, вил, серпов, ножниц, село Нелазское — сковород.

Но первое место по числу занятых рук держал в Череповецком уезде сапожный промысел. Более всего он был развит в Шухободи. Спрос на сапоги и башмаки зависел от продолжительности сырого времени в году или, как тогда говорили, “от воды”. В плохую погоду веселее стучали сапожные молотки, а лукавые мастера приговаривали:

Церепаны, подлеци,
Шьют худые сапоги.
Сапоги худые шьют -
Даром денежки берут.

Сбывали товар в Весьегонске, Устюжне. Через Ригу сапоги “уходили” за границу. Череповецкий торговец обувью Черняев поставлял сапоги воинским частям Петербургского военного округа.

На ШекснеНо самые большие возможности несла в себе Шексна. Первыми, кто воспользовался ее услугами с великой для себя пользой, были череповецкие купцы Красильниковы. К 20-м годам 19 века немалый торговый флот бегал по Шексне под их флагом, да еще железорезательный завод подкреплял их авторитет. Недаром проезжавший через Череповец в 1824 году император Александр I остановился на ночь именно у купца Красильникова.

В конце 50-х годов девятнадцатого века, по свидетельству “Памятной книжки Новгородской губернии”, в маленьком, все еще неустроенном городе, называемом Череповцом, помимо пятидесяти купцов третьей гильдии уже числился купец второй гильдии Степан Алексеевич Заводчиков, судовладелец и промышленник.

Со временем многие мужчины побережья Шексны стали лоцманами и прекрасно проводили суда по капризному шекснинскому фарватеру. Нужно заметить, что даже с опытными лоцманами очень тяжело было подниматься по Шексне с ее многочисленными грядами, порогами, изменчивым фарватером и быстрым течением (в основном выше Череповца). Неожиданности подстерегали у каждого поворота реки. Эти “гиблые” места носили звучные названия: Судьбицкие гряды, Баран порог, Повалиха гряда, Черная гряда, Коленораменский порог, Болтун порог, Гряды косые. Существовали даже специальные денежные премии для лоцманов за благополучный проход каждого порога.

( Ф.И.Кадобнов. Краткий очерк возникновения города Череповца Новгородской губернии - “Череповец”: Краеведческий альманах. Вып.1 – Вологда, 1996 .; Э.Риммер, М. Бородулин. “Прогулка по Воскресенскому проспекту”, - Череповец, 2001).